Фонологическая теория

Исходя из соссюровского разделения «longue» и «parole», Трубецкой Н.С. создает свою фонологическую теорию, основывающуюся на разделении науки о звуках на фонологию и фонетику: как область изучения звуков с физиолого-акустической точки зрения. Фонология, предметом которой являются не звуки, а единицы звукового строя-фонемы. Фонетика относится к языку как к системе. Тем самым фонетика и фонология, с точки зрения Трубецкого, — это две самостоятельные дисциплины: учение о звуках речи фонетика, а учение о звуках — фонология.

Единственный задачей фонетики, по Трубецкому, является ответ на вопрос: Как произносится тот или иной звук?

Фонетика — это наука о материальной стороне (звуков) человеческой речи. А поскольку, по мнению автора, у этих двух наук о звуках разные объекты изучения: конкретные речевые акты у фонетики и система языка у фонологии, то к ним должны применяться и различные методы исследования. Для изучения фонетики предлагалось использовать чисто физические методы естественных наук, а для изучения фонологии — собственно лингвистические методы.

При установлении и понятия фонемы — основной фонологической единицы — Н.С. Трубецкой выдвигает на первый план ее смыслоразличительную функцию, Так, звуки, которые являются предметом исследования фонетики, обладают большим числом акустических и артикуляторных признаков. Но для фонолога большинство признаков совершенно несущественно, так как они не функционируют в качестве различительных признаков слов. Фонолог должен принимать во внимание лишь то, что в составе звука выполняет определенную функцию в системе языка. По его мнению, поскольку звуки имеют функцию различения и обладают значимостью, они должны рассматриваться как организованная система, которую по упорядоченности структуры можно сравнивать с грамматической системой.

С точки зрения Пражской школы, фонемы реально непроизносимы. Будучи научной абстракцией, фонемы, реализуются в различных оттенках или вариантах, которые произносимы. Но сама фонема как абстрактное единство всех оттенков реально непроизносима. Трубецкой пишет: конкретные звуки, слышимые в речи, являются скорее лишь материальными символами фонем… Звуки ни когда не являются самими фонемами, поскольку фонема не может содержать, ни одной фонологически несущественной черты, что для звука речи фактически не неизбежно (Амирова Т.А., 2006).

Наиболее исчерпывающие и систематично взгляды представителей Пражской школы в области фонологии изложены в работе Н.С. Трубецкого «Основы фонологии», которая представляет собой лишь первую часть задуманного автором всеобъемлющего труда.

В 1921 г. Трубецкой первый в истории славистики предложил периодизацию общеславянской праязыковой истории, разделив ее на четыре периода. К первому периоду он отнес эпоху распадения индоевропейского праязыка и выделения из среды его диалектов определенной группы «праславянских» говоров, поясняя, что «в эту эпоху праславянские явления большей частью распространяются на несколько других индоевропейских диалектов, особенно часто на прабалтийский, к которому праславянский стоит ближе всего. Второй период можно охарактеризовать как эпоху полного единства «общеславянского праязыка», вполне обособившегося от других потомков индоевропейских диалектов, не имевшего с этими диалектами никаких общих изменений и в то же время лишенного диалектной дифференциации. К третьему периоду следует отнести эпоху начала диалектного расслоения, когда наряду с явлениями общими, охватывающими весь праславянский язык, возникали и локальные явления, распространявшиеся только на отдельные группы диалектов, но они численно не преобладали над общими явлениями. К тому же в этот период сами диалектные группы «еще не успели установить друг с другом окончательных прочных связей (например, западнославянская группа как единое целое еще не существует, а вместо нее есть две группы — пралужицко-лехитская, тянущая к востоку, и прачехословацкая, тянущая к югу). Четвертый период — это эпоха конца диалектного дробления, когда явления общие возникают гораздо реже, чем явления диалектические (диалектные), и группы диалектов оказываются более прочными и дифференцированными.

Некоторые лингвисты упрекали автора этой периодизации за ее абстрактность. Упрек этот не совсем справедлив, так как уже Трубецким она была оснащена конкретными историко-фонетическими фактами.

Н.С. Трубецкой один из первых обосновал необходимость тройственного подхода к сравнительному изучению языков: первого — историко-генетического, второго — ареально-исторического (языковые союзы, языковые зоны), третьего типологического — и показал их применение на ряде своих работ, среди которых выделяется завершающий труд по обшей фонологической типологии. В этой области, помимо многих универсалий (ими позже занимались Дж. Гринберг и другие ученые), Н.С. Трубецкой выявил ряд более частных, локальных закономерностей. Так, в той же статье о мордовской и русской системах фонем он продемонстрировал важный фонологический принцип, согласно которому сходство инвентаря фонем не обусловливает сходства их фонологических функций и комбинаторных возможностей. Последние в мордовском языке совсем иные, чем в русском.

Хотя интересы молодого Трубецкого  лежали в плоскости этнографии, фольклора и сравнения языков уральских, «арктических» и в особенности севернокавказских. Он, согласно его автобиографическим заметкам, тем не менее, решил выбрать в качестве предмета университетских занятий индоевропеистику, так как это единственная хорошо разработанная область языкознания. После занятий на философском отделении и на отделении западноевропейских литератур, где он пробыл году (с 1909/10 учебного года), Н, С. Трубецкой занимается на вновь тогда созданном отделении сравнительного языковедения (прежде всего санскритом и авестийским).

При этом, понимая фонологию, как «учение о звуках языка, общих и постоянных в сознание его носителей», а фонетику, как учение о частном проявлении звуков зыка в речи, имеющей одноактный характер.

Трубецкой говорит о взаимосвязи обоих этих компонентов учения, т.к. без конкретных речевых актов не было бы языка. Сам же речевой акт он рассматривает, как установку связи между соссюровским означаемым и означающим.

Фонология, рассматривается, как наука изучающая означающее в языке, состоящее из определенного числа элементов, сущность которых состоит в том, что они, отличаясь друг от друга по звуковым проявлениям, имеют смыслоразличительную функцию. А также вопрос о том, каковы соотношения различительных элементов и по каким правилам они сочетаются в слова, словосочетания и т.д. Большинство же признаков самого звука для фонолога не существенно, так как они не функционируют в качестве смыслоразличительных признаков. Т.е. это наука о системе языка, лежащей в основе всех речевых актов.

Фонетика же рассматривает физические, артикуляционные одноактные явления. Для нее боле подходят методы естественных наук. Для нее главным является вопросы: Как произносится звук, какие органы при этом задействуются. Т.е. это наука о материальной стороне звуков человеческой речи.

Надо отметить, что не все представители Пражской лингвистической школы разделяли именно такое мнение о взаимоотношении этих двух дисциплин. Н.Б. Трнка считал, что «фонетик предполагает языковую систему и стремится к исследованию ее индивидуальной актуализации, фонолог же исследует, что в индивидуальной речи является функциональным и устанавливает элементы, определяемые по их отношению к целой языковой системе». Т.е., таким образом, главным отличием фонологии от фонетики для Трнки было разное направление их исследований.

Возвращаясь к решению данной проблемы в «Основах фонологии», надо сказать, что Трубецкой определяет три аспекта в звуке: «выражение», «обращение», «сообщение». И к сфере фонологии относит только третий, репрезентативный. Он разделяется на три части, предметом которых является соответственно: кульминативная функция языка (указывающая какое количество единиц, т.е. слов, словосочетаний содержится в предложении), делимитативная функция (указывающая границу между двумя единицами: словосочетаниями, словами, морфемами) и дистинктивная или смыслоразличителльная, обнаруживающиеся в экспликативном аспекте языка. Наиболее важной и необходимой для фонологии Трубецкой признает смыслоразличительную функцию, отводя ей особый раздел.

Основным понятием для смыслоразличения у Трубецкого является понятие оппозиции — противостояния по смысловыявляющему признаку. Через фонологическую оппозицию определяется понятие фонологической единицы («член фонологической оппозиции»), являющейся в свою очередь основой для определения фонемы («кратчайшей фонологической единицы, разложение которой на более краткие единицы невозможно с точки зрения данного языка»).

В качестве основной внутренней функции фонемы признается ее семантическая функция. Слово понимается, как структура, опознаваемая слушателем и произносящим. Фонема — смыслоразличительный признак этой структуры. Смысл выявляется через совокупность этих признаков, соответствующих данному звуковому образованию.

Трубецкой вводит понятие инвариантности фонемы. Т.е. произносимый звук можно рассматривать как один из вариантов реализации фонемы, т.к. он помимо смыслоразличительных содержит также признаки не являющиеся таковыми. Таким образом, фонема может реализовываться в ряде различных звуковых проявлений.

Далее Трубецкой выдвигает четыре правила различения фонем:

1) Если в языке два звука в одной и той же позиции могут заменять друг друга, и при этом семантическая функция слова будет оставаться неизменной, то эти два звука являются вариантами одной фонемы.

2) И соответственно наоборот если при замене в одной позиции звуков смысл слова меняется, то они не являются вариантами одной фонемы.

3) Если два акустически родственных звука никогда не встречаются в одной и той же позиции, то являются комбинаторными вариантами одной фонемы.

4) Если два акустически родственных звука никогда не встречаются в одной и той же позиции, но могут следовать друг за другом, как члены звукосочетания. В таком положении, где один из этих звуков может встречаться без другого, то они не являются вариантами одной фонемы.

3 и 4 правила касающихся случаев, когда звуки не встречаются в одном положении, имеют отношение к проблеме идентификации фонем, т.е. к вопросу сведения ряда взаимоисключающих звуков в один инвариант. Таким образом, здесь решающим для отнесения разных звуков к одной фонеме является чисто фонетический критерий. Т.е. проявляется взаимосвязь этих наук.

Для того чтобы установить полный состав фонем данного языка, необходимо отличать не только фонему от фонетических вариантов, но и фонему от сочетания фонем, т.е. является ли данный отрезок звукового потока реализацией одной или двух фонем (синтагматическая идентификация). Трубецким были сформулированы правила монофонематичности и полифонематичности. Три первых представляют собой фонетические предпосылки для монофонемной трактовки звукового отрезка. Звукосочетание однофонемно если:

1) его основные части не распределяются по двум слогам;

2) оно образуется посредством одного артикуляционного движения;

3) его длительность не превышает длительности других фонем данного языка.

Последующие описывают фонологические условия однофонемной значимости звукосочетаний (потенциально однофонемные звуковые комплексы считаются фактически однофонемными, если они ведут себя как простые фонемы, т.е встречаются в позициях, допускающих в иных случаях лишь единичные фонемы) и многофонемной значимости простого звука.

Весьма существенное место в фонологической системе Трубецкого занимает его классификация оппозиций. Это был вообще первый опыт подобного рода классификаций. Критериями классификации фонологических композиций являлись:

1) их отношение ко всей системе оппозиций;

2)отношение между членами оппозиций;

3)объем их различительной способности.

По первому критерию оппозиции делятся в свою очередь по их «дименсиональности» (квалитативный критерий) и по их встречаемости (квантитативный критерий).

По квалитативному отношению ко всей системе оппозиций фонологические противопоставления подразделяются на одномерные (если совокупность признаков, присущих обоим членам оппозиции не присуща больше никакому другому члену системы) и многомерные (если «основания для сравнивания» двух членов оппозиции распространяется и на другие члены той же системы). Квантитативно оппозиции делятся на изолированные (члены оппозиции находятся в отношении не встречающимся больше ни в какой другой оппозиции) и пропорциональные (отношение между членами тождественно отношению между членами другой или других оппозиций).

По отношениям между членами оппозиции:
Привативные оппозиции: один член оппозиции характеризуется наличием, а другой – отсутствием признака: [д] – [н] – все одинаково, кроме назальности.

Градуальные — признак градуируется: степень подъема у гласных.
Эквивалентные (равнозначные), где каждый из членов оппозиции наделен самостоятельным признаком: [п] — [ш] — один губно-губной, другой — губно-зубной.
Постоянные и нейтрализуемые оппозиции: [глухие] — [звонкие] в русском — нейтрализуемая оппозиция (явление оглушения — озвончения), а в немецком и английском эти оппозиции постоянны.

В качестве особого раздела «фонологии слова» Пражская лингвистическая школа выделяет морфонологию, объектом исследования которой становится фонологическая структура морфем, а также комбинаторные звуковые модификации, которым подвергаются морфемы в морфемных сочетаниях, и звуковые чередования, которые выполняют морфемную функцию.

Наряду с синхронным описанием фонем пражцы пытались определить основы диахронической фонологии, базируясь на принципах:

1) ни одно изменение фонемы не может быть принято без обращения к системе;

2) каждое изменение в фонологической системе является целенаправленным.

Таким образом, опровергался тезис де Соссюра о непреодолимости преград между синхронией и диахронией.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: