Прескриптивизм и дескриптивизм. Часть II

Изменения русской литературной нормы
в ХХ и начале ХХI века


На протяжении всего ХIХ века среди специалистов по русскому языку бушевали споры о реформе русского правописания. Одни языковеды предлагали небольшие поправки, другие же призывали к фундаментальным изменениям. Ещё с николаевских времен звучали голоса, призывавшие к устранению из азбуки букв-дуплетов и изменению правил употребления немой буквы ъ. Например, упомянутый в предыдущей статье Яков Грот предлагал исключить из азбуки буквы ѳ (фита) и і (и десятеричное), а также отказаться от использования твердого знака на конце слов. Одновременно он был категорически против отказа от буквы ѣ. Целесообразность ее сохранения Грот объяснял стремлением сохранить этимологический характер орфографии. Всё же до конца ХIХ различные предложения по радикальному изменению письменности оставались, в основном, на страницах филологических журналов.

Подготовка к реформе в начале ХХ века
На рубеже ХIХ и ХХ веков Академия наук организовала комиссию по подготовке орфографической реформы. Предпосылки к реформе, в том числе к исключению букв-дуплетов и концевого ъ были видны в письменной речи. Свидетельства этого находим и в академической, и в художественной литературе. Например, в классической грамматике Грота перечислены два десятка «сомнительных» корней, в которых «одни пишут ѣ, а другие е». В повести Лескова «Очарованный странник» один из персонажей жалуется на людей, самовольно меняющих букву «фиту» в своём имени на «ферт» (т.е. Ѳедоръ на Федоръ, Ѳома, на Фома, Ѳекла на Фекла). А чеховская дама с собачкой намеренно не ставила в конце слов твёрдый знак, видимо, чтобы показать свою прогрессивность. Сам Чехов, кстати, в личной переписке упоминал, что желал бы полностью избавиться от букв-дублетов.

В 1904 и 1911 годах Академией наук были опубликованы орфографические проекты, которые предлагали радикальное упрощение правописания. Кроме исключения из азбуки всех дуплетов, проекты предлагали унифицировать написание букв о и е после шипящих во всех морфемах (писать мячом, жолтый, крючок, ушол), отказаться от мягкого знака, там где он не означает смягчения звука (писать сплош, слышиш, ноч), а также разрешить двойную норму в написании слов типа сверху и в течение (как раздельное, так и слитное написание).

Проекты начала ХХ века совмещали черты дескриптивизма и прескриптивизма. С одной стороны, они учли тенденции изменений в языке. Предложения по упрощению коснулись именно тех областей правописания, в которых допускалось наибольшее число ошибок. С другой стороны, для воплощения настолько масштабных изменений были нужны прескриптивные меры, на которые император Николай так и не решился. Направленный в 1911 году на «Высочайшее одобрение» проект никогда и не был подписан.

Реализация реформы в годы Гражданской войны


«Постановления орфографической комиссии» были опубликованы и поступили в книжные магазины в 1912 году. Но до Февральской революции они так и не стали законом. Отдельные резолюции учительских съездов и статьи сторонников новой орфографии в прессе не привели к ее распространению. Лишь в мае 1917 года постановлением Временного правительства новое правописание стало обязательным к использованию в прессе и в школах. Однако слабость временного правительства не позволила воплотить это указание в жизнь. И только с приходом к власти большевиков новая орфография действительно стала обязательной. Декрет наркома Луначарского 23 декабря 1917 года повторил 13 из 16 положений постановления 1911 года и сделала их обязательными к использованию с первого дня нового 1918 года. Вскоре на подконтрольных Советской власти территориях началось изъятие отмененных букв из наборных касс. К началу двадцатых годов использование нового правописания в России стало повсеместным. Однако в эмигрантской печати дореформенная орфография преобладала до конца второй мировой войны, пока в Европу и Америку не хлынул поток эмигрантов из СССР, не знакомых со старыми правилами.

Дескриптивистская реформа 1956 года

В отличие от реформы 1917-18 годов, вокруг которой до сих пор ведутся споры, реформа 1956 года прошла незамеченной. Некоторые историки языка даже избегают употребления слова «реформа» по отношению к внесенным в орфографию незначительным, на первый взгляд, изменениям. Сегодня о ней знают только специалисты. Даже в момент проведения реформы ее заметили немногие. В отличие от «Постановлений» начала ХХ века, изданные в 1956 году документы не содержали списка изменений, а просто излагали новые правила. Свод 1956 был дескриптивным по своей сути: он вводил в норму распространившееся написание. Например, было зафиксировано написание и после ц во всех словах иностранного происхождения. К этимологическому написанию были приведены слова идти, прийти (ранее писали итти, придти). Во многих заимствованиях буква э была заменена на е (адеквантный, диета, пенсне), а корневое и после приставки начали заменять на ы (игра – сыграть). Также было упорядочено написание о и ё после шипящих в корнях и употребление дефисов. Хотя изменения затронули значительную часть словарного корпуса, они не вызвали отторжения в обществе и быстро стали общепринятыми.

Современная норма и ее перспективы

С 1956 года в русском языке произошли значительные изменения. Со сменой политической и экономической систем в язык пришли тысячи неологизмов. Изменилась стилистика книжной и официальной речи. С распространением Интернета принципиально новая разновидность письменной речи – текстовые сообщения – и разнообразные жаргоны субкультур и новых профессий. В начале ХХI века вышел ряд работ, зафиксировавших эти изменения «с учётом современной практики письма», т.е. с точки зрения дескриптивистского подхода. Например, в академическом справочнике по орфографии 2007 года рекомендуется написание слова Бог с большой буквы. Это зафиксировало отход от советской традиции, который фактически произошёл пятнадцатью годами ранее.

Фактически дескриптивную норму правописания и произношение в последние годы формируют не связанные с Академией наук ресурсы, такие как фирма Lingvo или сайт Грамота.ру. Академические издания последних лет подстраивают орфоэпическую ному под распространённое произношение.

В некоторых вопросах орфография русского языка остаётся негармоничной. Время от времени звучат голоса о необходимости упростить правила написания н и нн в причастиях, ввести разделительных знак в словах типа минюст, Хасавюрт, иняз, приблизить к произношению написание слов шербет, помощник, а также отказаться от разделительного твёрдого знака и заменить его во всех позициях мягким знаком. Группы людей, выступающих за такие изменения малы и маловлиятельны. Для этих и других масштабных изменений недостаточно дескриптивистских корректировок. Если когда-нибудь они и будут внесены в норму, то только прескриптивным указом сверху.

В заключительной статье серии будут рассмотрены проявления прескриптивизма и дескриптивизма в других литературных языках.

0 комментариев