Проблема именования сербохорватского языка в странах бывшей Югославии

В четырёх государствах Юго-Восточной Европы распространён уникальный язык. Он имеет не менее десяти названий, причем ни одно из них не является политкорректным или общепринятым. Значительная часть носителей этого языка уверена, что его не существует. А говорят на нём в основном в странах бывшей Югославии.

Национальные стандарты
Де-юре в Сербии, Хорватии и Черногории используются три разных государственных языка: сербский, хорватский и черногорский соответственно. Каждый из них имеет собственные правила, грамматику и словарный запас. Но проблема в том, что стандарты трёх языков очень близки. Черногорский язык был кодифицирован в 2009 году, и одно время предмет «черногорский язык» в школах изучался по сербским учебникам. Сербский язык признан языком национального меньшинства и в Черногории, и в Хорватии, однако различия тремя языками настолько малы, что человек не всегда может понять, на каком именно языке говорит его собеседник. Если в других странах национальные меньшинства борются за право использовать свой язык, то на Балканах речь идет в основном о том, как называть тот язык, на котором человек говорит.

В Боснии и Герцеговине, согласно Конституции, есть три государственных языка: боснийский, хорватский и сербский. До недавнего время входящая в состав Боснии Республика Сербская использовала в деловодстве лишь сербский язык, а Федерация Боснии и Герцеговины – хорватский и боснийский. Но в мае 2016 года Верховный суд страны постановил, что любой человек может называть свой родной язык так, как посчитает нужным. Фактически, суд указал на отсутствие существенных различий между литературными стандартами и уравнял в правах четыре названия: сербский, хорватский, боснийский (язык боснийцев) и бошняцкий (язык мусульман-бошняков).

С чего всё начиналось
До середины ХIХ века, пока на Балканах не началось национальное возрождение, проблема именования народов и языков не стояла остро. В начале ХIХ века на территориях, подвластных Турции (нынешние Сербия, Босния и Черногория) началась кодификация сербского языка на основе кириллической письменности. Одновременно в Хорватии, Далмации и Воеводине шла кодификация на основе латиницы. В 1850 году представители сербской и хорватской интеллигенции подписали Венский договор призывавший сербов, ховатов и бошняков развивать единый литературный язык. Позднее, уже в эпоху Югославии за этим единым языком закрепилось название сербскохорватский или сербохорватский язык.
Югославия и ее язык
Во времена Тито в Хорватии язык стал называться «хорватосербским», а иногда «хорватским или сербским». Наряду со словенским и македонским, этот язык был государственным в СФРЮ. В 1954 году был заключен новый договор о сербохорватском языке, признававший существование двух литературных традиций: загребской и белградской. Все различия между языками объяснялись богатством единого языка. А с 1972 года возродился термин «хорватский книжный язык», который был очень популярным среди хорватской интеллигенции.

Борьба за право на самостоятельный хорватский язык снова обострилась к концу восьмидесятых годов. Провозглашение независимой Хорватии сделало хорватский язык национальным языком нового государства. В подражание хорватам бошняки также провозгласили существование особого боснийского языка. Позднее и Сербия отказалась от идеи общего языка. В 1993 году в Белграде было издано «Нормативное правописание сербского языка», а в 2006 году упоминание о сербохорватском языке было удалено из конституции Республики Сербия.

Зарубежные названия

Языковеды разных стран продолжают использовать название «сербохорватский язык», но в речи носителей оно вышло из употребления во время распада Югославии. Названия «сербохорватский» и тем более «югославский» считаются некорректными, а иногда могут быть восприняты даже как оскорбительные. Сегодня в каждом государстве бывшей Югославии наиболее широко используется соответствующее название стандартного языка. При этом уровень взаимопонятности сербского, черногорского, боснийского и хорватского языков настолько высок, что за без малого 30 лет в бывшей Югославии не было предпринято ни одной попытки создать словарь в помощь переводчику с одного языка на другой. Такой перевод попросту никому не нужен.

Некоторые СМИ, работающие на всём пространстве бывшей Югославии попросту не упоминмают названия языка, которым пользуются. Так поступаю Радио Свободная Европа, телекомпания N1 и канал Al Jazeera Balkans. Другие медиа используют нейтральные, но неточные определения «языки сербов, хорватов и боснийцев» или «язык Западных Балкан». В Европе иногда используется аббревиатура BHS, отсылающая к названиям трёх крупнейших народов бывшей Югославии. Наконец, югославскя диаспора стихийно использует naški jezik / нашки језик, которое лишено политической окраски, но осуждается националистическими кругами всех четырех государств, пользующихся этим языком.

Сегодня национальная и религиозная рознь стран бывшей Югославии не позволяет боснийцам, сербам, хорватам и черногорцам вернуться к признанию единого языка. Но вполне вероятно, следующие поколения снова вернутся к этой идее.

0 комментариев