Разбор переводческих трансформаций на примере текста Аллана Эдгара По "The Tell-Tale Heart"

Оригинал текста
Перевод В.Хинкиса
Мой перевод

Лексические трансформации
Перевод интернациональных и псевдоинтернациональных слов
He had never given me insult
Он никогда не оскорблял меня.
Ни разу не нанес обиды.

Разбор переводческих трансформаций на примере текста Аллана Эдгара По «The Tell-Tale Heart»

Слово «insult» является ложным другом переводчика, так как имеет два значения: «кровоизлияние», «поражение» и «оскорблять», «обижать». В данном случае адекватным будет являть перевод этого слова только в значении «оскорблять» или «обижать».
Перевод словосочетаний
Перевод связанных словосочетаний
Лексические трансформации и приемы контекстуальных замен
Добавления
I had my head in…
Я просунул голову в комнату…
Я просунул голову внутрь…

В данном примере используется прием добавления, так как предлоги в русском языке не употребляются без существительного или прилагательного, следующего за ним. Хинкис использует прием замены (предлог «in» — на наречие «внутрь»).

A tub had caught all—ha! ha!
Все, до единой капли, попало в таз – ха! ха!
Все попало прямехонько в таз — ха-ха!

Здесь для большей адекватности перевода необходимо добавить или вводную конструкцию, или наречие.

itwasfouro'clock
…было четыре часа утра…
…было уже четыре часа…

Добавляем слово «утра», дабы напомнить читателю, что все предшествующие события происходили ночью.
Опущения
But you should have seen…
Но вы бы видели…
Но видели бы вы меня…

В этом предложении используется прием опущения: глагол «have» передает значение прошедшего времени, однако в русском языке прошедшее время выражается путем присоединения определенного суффикса. Необходимо отметить одну интересную трансформацию — «замены», в английском языке модальный глагол «should» передает не только модальное значение «следовать сделать», а также сослагательное наклонение, поэтому возможна замена глагола «should», частицей «бы», которая передает эту форму сослагательного наклонения в русском языке.

I was never kinder to the old man than during the whole week before I killed him.
Я никогда не был так добр к старику, чем за неделю до его убийства.
Всю неделю, перед тем как убить старика, я был с ним сама любезность.

В данном предложении используем опущение: опускаем слово «whole» («целую»), т.к. в русском языке эта информация является избыточной. Стоит отметить, что Хинкис использует грамматическую перестановку частей предложения, которая позволяет сделать его (предложение) более красивым в русском языке.

I knew that sound well, too.
Я хорошо знал этот звук.
Мне ли не знать этого звука.

Здесь опущена частица «too», так как в русском языке употребление этого слова приведет к использованию некрасивой конструкции. Однако, Хинкис, наряду с опущение другого слова («well»), также использует следующую комбинацию приемов: перестановку членов предложения, замену части речи.

His fears had been ever since growing upon him.
С тех пор его опасения только возрастали.
Ужас одолевал его все сильней.

В русском языке отсутствует форма «past perfect», поэтому опускаем глагол «had», а также опускаем местоимение «him», которое является излишним в русском языке. Хинкис так же опускает местоимение «his» и иначе конкретизирует слово «fears»; также он опускает предлог «since».

itwasfouro'clock
…было четыре часа утра…
…было уже четыре часа…

Опускае местоимение «it», т.к. в русском языке оно является избыточным.
Замены
…You fancy me mad…
… вы считаете меня сошедшим с ума...
…По-вашему, я сумасшедший...

Заменяем слово «mad», в значении «сумасшедший» устойчивым словосочетанием «сошедшим с ума», чтобы не допустить тавтологии.
Компенсация
TRUE!—nervous—very, very dreadfully nervous I had been and am…
— Правда! очень, очень нервный, ужасно нервный я был всю свою жизнь…
Правда! Я нервный — очень даже нервный, просто до ужаса, таким уж уродился…

В данном примере значение чисто английской фрзы «I had been and am». В данном случае эта фраза означает, что рассказчик имеет в виду, что всю жизнь он страдает от своих нервов.
Конкретизация
I took my visitors all over the house.
Я пригласил офицеров войти.
Я любезно пригласил их в комнаты.

В данном случае используем конкретизацию, т.к. гости могут быть кем угодно: друзьями, родственниками и пр. — но из контекста ясно, что посетители были именно офицеры. Хинкис использует замену словосочетания «my visitors» на указательное местоимение «их».

…the damned spot…
проклятыйглаз
…проклятую глазницу…

Слово «spot» переводиться как «место», но для русскоязычный читатель может не понять о каком именно «месте» идет речь.
Генерализация
He had the eye of a vulture…
У него был взор грифа…
Один глаз у него был, как у хищной птицы…

В нашем переводе не была использована трансформация генерализации, однако профессиональный переводчик использовал ее очень удачно. «Vulure» — «гриф» — «хищная птица».

A watch's minute hand moves more quickly than did mine.
Минутная стрелка часов двигалась быстрее, чем двигался я.
Рука моя скользила медленней, чем минутная стрелка на часах.

В данном примере было принято решение использовать генерализацию, в последней части предложения, т.к. это не меняет смысл и позволяет избежать некрасивой конструкции. Однако Хинкис нашел более изящный способ: он сделал грамматическую замену, в которой поменял местами главную и зависимую части предложения.
Смысловоеразвитие
TRUE!—nervous—very, very dreadfully nervous I had been and am…
— Правда! очень, очень нервный, ужасно нервный я был всю свою жизнь…
Правда! Я нервный — очень даже нервный, просто до ужаса, таким уж уродился…

В данном примере необходимо логически осмыслить: какое значение имеет фраза «I had been and am». В данном случае эта фраза означает, что рассказчик имеет в виду, что всю жизнь он страдает от своих нервов. Хинкинс перевел эту фразу «таким уж уродился».

Hearken!
Послушайте!
Слушайте же!

В данном случае был использован прием смыслового развития, т.к. в словаре отсутствует значение, используемое в тексте – есть только значения: «прислушиваться», «слушать», «выслушивать», а значение слова «послушайте» передается английским эквивалентом «listen to». Хинкис также использует прием добавления, показывая негативную окраску глагола «herken», а также чтобы показать, что рассказчик имеет проблемы с нервами, о чем мы узнаем в самом начале рассказа.

He was still sitting up in the bed listening;—just as I have done, night after night, hearkening to the death watches in the wall.
Он все еще сидел в постели, слушая — так же как слушал я, ночь за ночью — часы, которые отсчитывали время до его смерти.
Он сидел на кровати и прислушивался — точно так же, как я ночь за ночью прислушивался к бессонной гробовой тишине в четырех стенах.

В данном примере, для передачи атмосферы произведения был использован прием смыслового развития. Хинкис также использовал прием смыслового развития, однако использует его в другом месте предложения.

His room was as black as pitch with the thick darkness…
Его комната была черной, как смола в беспросветной темноте
В комнате у него было темным-темно…

Эпитет «as black as pitch» Хинкис перевел при помощи смыслового развития, что является очень красивым стилистическим приемом («темным-темно»).
Целостное переосмысление
The old man's hour had come!
Час старика пробил!
Час старика пробил!

Переосмысливаем предложение и находим красивый русский эквивалент — «час пробил».
Грамматические трансформации
Перестановки
ForhisgoldIhadnodesire.
Я никогда не покушался на его золото.
Золото его меня не прельщало.

В данном случае была использована перестановка членов предложения. Однако, Хинкис сумел найти более изящный эквивалент, в котором использует лишь прием конкретизации «прельщало» и замену частей речи личное местоимение первого лица «I» переведено личным местоимением второго лица «меня».
Замены

Замены формы слова

Itwasopen
Он был открыт…
Он был открыт…

Заменяем форму местоимения среднего рода «it» на местоимение мужского рода «он», т.к. речь идет о глазе.

Замены частей речи

…I might not disturb the old man's sleep.
…я не мог побеспокоить его сон.
…чтобы не потревожить сон старика.

Используем замену существительного на личное местоимение «его», чтобы избежать тавталогии.
Синтаксические замены

Замена простого предложения сложным

I heard all things in the heaven and in the earth.
Я слышал все, что происходило на земле и на небесах.
Я слышал все, что совершалось на небе и на земле.

В данном случае используется замена простого предложения на сложное, т.к. в русском языке отсутствует грамматическая конструкция, которая использовалась в языке оригинала. Однако, в отличии от перевода профессионального переводчика, помимо замены простого предложения сложным была использована перестановка членов предложения, т.к. на мой взгляд, такой порядок слов более привычен для русского читателя.

Замена нескольких предложений одним.

Butyoushouldhaveseenme. You should have seen how wisely I proceeded—with what caution—with what foresight—with what dissimulation I went to work!
Но вы бы видели, как мудро я поступил, с какой осторожностью, с какой предусмотрительностью, с каким притворством я пошел на работу!
Но видели бы вы меня. Видели бы вы, как мудро я действовал — с какой осторожностью, с какой предусмотрительностью, с каким искусным притворством принялся я за дело!

В данном случае нами была использована трансформация замены нескольких предложений одним простым, т.к. это делает текст короче, при этом смысл исходного текста не теряется.

0 комментариев